?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: общество

Необычная судьба фотохудожника Джока Стэрджеса (Jock Sturges)
ANGEL_GERL
windows_light


"Мне потребовалось несколько лет чтобы понять: чем лучше твои отношения с человеком тем лучше получится фотография. Все просто как в математике: из A следует B." Джок Стэрджес


photo by Jock Sturges

Джок Стэрджес (Jock Sturges) родился в 1947 году в Нью-Йорке. Молодой человек был не слишком прилежным учеником в школе, поэтому после ее окончания не стал поступать в высшее учебное заведение, а подобно разгильдяям во всем мире пошел служить в армию. Он провел четыре года на американской военной базе в Японии, где ему весьма пригодилось юношеское увлечение фотографией: некоторое время он работал в военной фотолаборатории, позднее стал главным фотографом базы.

Read more...Collapse )

Интервью с Эдди Оппом, человеком который много лет возглавляет фотослужбу ИД Комерсанта
ANGEL_GERL
windows_light

фото. Эдди Опп "Комерсантъ"

В начале 90-х в Москве было не так много американцев, они считались экзотикой. Приезжали сюда на поиски приключений и составили достаточно интересную колонию. Эдди Опп не такой, как все: он обрусел, для него Россия — «подарок от Бога». В новой стране Эдди стал видным российским фотографом, получил самые солидные призы. А после сделал карьеру менеджера, и весьма завидную: уже десять лет он командует фотослужбой ИД «Коммерсантъ». Разговор с Эдди Оппом в постановке и редактуре Игоря Свинаренко рекомендую к прочтению. Для начала фрагмент: ЭО: …В России нет морали, а есть совесть. Совесть — это эмоции, это чувство к ближнему, а мораль — это чувство к незнакомому. Мораль — это более хладнокровные правила жизни. А совесть — это, блин… Она тебя мучит, когда ты обижаешь свою бабушку. Или друга. Совесть есть и у собаки. А мораль — это отстранен­ное правило жизни…

ИС: Эдди! А еще американцы не любят Путина. - ЭО: Долгое время я сам был против многого из того, что делает Путин. И только в последние полтора года я понял, что Путин — это самое то.

- Ты отражаешь настроения американских избирателей, когда хвалишь Путина? - Нет, это моя личная позиция. Путин — это самый правильный пред­ставительский руководитель для Рос­сии. Другого сейчас быть не может. А что, ты хочешь туда поставить Явлин­ского?

- Явлинского не хочу. Но у меня к тебе такой вопрос. Связано ли твое одобрение Путина с тем, что издательский дом, где ты работаешь, купил олигарх Усманов, чрезвычайно лояльный к Кремлю человек? - Ну, конечно, нет.

- То есть никак не связано? - Никак.

- Ответ принят. А теперь правильный ответ! Ха-ха-ха! - Перестань. И еще это не связано с тем, что мне могут визу не дать. При Ельцине такого быть не могло, чтоб мне не дали визу, если я сказал какую-то херню про Ельцина. А при Путине такое быть может. Если я скажу что-то лиш­нее…

- А ты не говори лишнего. - И тем не менее я говорю, что думаю: Путин — это самое правильное решение для России. Потому что Путин…

Read more...Collapse )

Вольф Мессинг. «Человек не должен знать будущего. Такое знание может стать фатальным».
ANGEL_GERL
windows_light
Он стал одной из самых загадочных фигур ХХ века. Его необъяснимый дар предвидения создал вокруг него пугающий мистический ореол. Вызывал яростные нападки официальной науки. Он был для неё гвоздём в ботинке – ни выдернуть, ни привыкнуть. Проще объявить если не шарлатаном, то мистификатором. И хотя над его феноменом ломал голову даже Эйнштейн, самой большой загадкой он был сам для себя…
…Когда мы договаривались о следующей встрече, Мессинг сказал мне: « Только не опаздывай, потом меня не будет. Впрочем, ты всё равно опоздаешь…» Я заверил его, что приду, как условились, и… опоздал на несколько дней. Так сложились обстоятельства. Но мне и в голову не пришло, что он имел в виду – никогда не будет. И что мне довелось услышать его последнее пророчество…
Осенью 1974 года, работая в Агентстве печати «Новости», я, по просьбе американского еженедельника «Нэшнл инкуайрер», больше недели пытался дозвониться до Вольфа Мессинга, чтобы сделать с ним беседу. Всё это время он вежливо отвечал мне, что «его нет дома». Пока однажды я не услышал: «Приезжайте».
Уже потом я спросил его: «Вольф Григорьевич, почему вы так отвечали по телефону?»
– Не знаю. Почему-то тебя не чувствовал.
Думаю, он слукавил. Сейчас, зная немного о его жизни, могу предположить, что он осторожничал. Было от чего. Над агентством, которое из-за обилия работавших здесь отпрысков высоких партийных бонз иронично называли «Детским домом», почти зримо витала и аура журналистской «крыши» КГБ. По сути, это было недалеко от истины. (Хотя в основной массе рядовые журналисты АПН не имели с комитетом ничего общего, занимались обычной информационной работой – писали и снимали для зарубежных изданий, пытаясь создать у иностранных читателей образ СССР как нормального, свободного общества со всеми его плюсами и минусами. Допускался и некоторый либерализм в подаче материалов. Однако элиту АПН в немалой степени составляли сотрудники комитета. Многие не раз работали за рубежом, свободно владели иностранными языками, были блестящими страноведами, эрудитами и остроумными собеседниками... – Авт.)

Read more...Collapse )